воскресенье, 26 февраля 2017 г.

Pulp Fiction

Группа продвигалась по зданию, серо-зеленый пиксель, обвес на молле, тактические ножи на левом плече рукоятями вниз, автоматические винтовки с "полным фаршем" на планках Пикатинни.
- Дипси, впереди движение!
- Вижу, ...Рассредоточились!. Тинки-Винки крутанулся на каблуках берцев контролируя группу мгновенно рассыпавшуюся по вестибюлю.
- Опять натоптали, ироды, отмывай после вас черные полоски, прошамкала одними губами уборщица в синем халате и неизменном платке с пурпурными розами и бахромой. Даже сам Такэути Наоко не узнал бы в этой бурчащей старухе былую розовощекую принцессу Сейлормун. Не смотря на то что редкие седые волосы были заплетены в две жиденькие косички и под халатом была застиранная до серого цвета матроска.
Осторожно перешагнув тонкую стальную проволоку растяжки, По приоткрыла дверь офисного помещения, посреди комнаты в коленно-локтевой позе стоял лидер Радикальной партии, по филейным частям которого звонко шлепала драгунской шашкой образца 1881 года Ксения Собчак в сафьяновом купальнике розового цвета...
За плечем у По возникла Ляля и поморщившись начала издавать звук умирающего телефакса...

...................................................................................................................................................................

Картман зажмурился и затряс головой...
Телефонный аппарат "Мейдзу" разрывался от сигнала входящего вызова. Он разблокировал телефон и нажал на иконку "ответить"
- Дратути! В трубке раздался гнусавый голос Ботсмана.
- Прювет, стараясь казаться бодрым и разгоняя навязчивые видения, Картман оторвал глаза от монитора.
- Чо как..., опять серфишь по Интернету? Мерзко захихикал подельник, зашуршав по микрофону телефона трехнедельной щетиной.
- Не твоя забота, ближе к телу.
- Завтра, в шесть, где обычно.
- Портвешок созрел?
- Ага, вдруг и внезапно...,так что труби сбор всех погибших частей....
-Яволь, май хрюрер...

Весенний дождик робко начал капать из серого пятничного неба, Картман вышел из офиса и сразу подскользнулся на собачьей визитке.

- Дог шит, выругался он на импортном наречии.
Марш-бросок до метро, тряска в маршрутном такси, и вот, мрачные силуэты многоэтажек, вой бездомных собак, пронизывающий дворовой сквозняк, местная версия Готем.2 под нарочито  пейзанским названием Троещина крепко обняла своей зловещей атмосферой.
Дверь открыл Ксандр Алоизович Кравман, ветеран особого отряда морских котиков под кодовым названием "дикие айзеры" засекреченным настолько глубоко, что все парламентарии, да что парламентарии, даже в Белом доме были уверены, что Кравман из стройбата. В кулуарах опасливо шептались у него за спиной: "- Он вас всех купит и продаст, а потом снова всех купит, а потом снова всех продаст...."
-Шалом шаббат! Игде вы лазите? Усе уже готово.
-Логистика ни к черту, мне иногда кажется, что даже Джи-Пи-Эс с этом районе дает иную точность... Картман снял лапсердак и повесил черный кепи на крючок.
На кухне, лениво развалившись, сидели Ботсман и Фростман, потягивая кентукийский кукурузный самогон. Перекрутив мясо на фарш они считали свою миссию выполненой.  На столешнице стояла миска с фаршем, резанным луком, разбитым яйцом. Картман сходу зарядил деловой настрой и ловко жонглируя фаршем принялся лепить котлеты.


Фростман инстинктивно потянулся к банке с маринованным перцем -  вечер переставал быть томным.


Кравман задрал голубую тенниску и толстыми пальцами на которых виднелись темно-синие буквы N E V Y,  почесал брюхо с татуировкой по центру -  в виде статуи Свободы в тельняхе и с беломориной во рту и подписанной снизу крылатой латинской фразой: " No many - No honey"
- Нуте-с, поджарим-с на блюдес. И торопливо приступил к поджарке котлет...


Котлеты весело шкварчали на сковородке, источая сок и сшибающий с ног аромат жаренной говядины...


Ботсман получив профессионального тумака под правое ребро, кинулся шинковать лук, Картман поймал себя на мысли: " На чайханщика похож, токшта в узбекское переодеть, стервеца, а так то вылитой...

Котлеты поспели, Фростман нежно пеленал их в листья салата и тончайшие листы ароматного голландского сыра... Мясо шипело и булькало соком, подплавляя сыр вытягивающийся в причудливые сальвадордалийские формы...

Тонко нарезанные кружочки импортного помидора и полупрозрачные ломтики маринованного отечественного орурца, уютно расположились на слегка поджаренных булочках...
- Балы, красавицы, лакеи,юнкера
И вальсы Шуберта и хруст французской булки! Не выдержав накала благостности запел  себе под нос Фростман.
- Завали клюв, орэл щипаный! Осадил подельника Ботман по-дружески выписав кармаду молниеносный поджопник.
-Компонуй бургеры, а то с голодухи помрем, в ожидании...


Кравман деловито жарил булки сохраняя покерфейс бывалого моремана.


Боевые килоцы Фростмана со следами боев на колчаковских фронтах... (Снимок публикуется исключительно в документальных целях, грубые шутки над Фростманом будут расцениватся как провокационные и недостойные интеллигентских кругов общения и будут порицаемы в рамках недели троещинской политкорректности)


Горчичка и кетчуп - близнецы братья,
Кто из них нам наиболее ценен?
Мы говорим горчичка, подразумеваем нажористость
Мы говорим нажористость, подразумеваем - нажратся...


Фростман показывает наглядное пособие по интернет-мему  - "индекс бигмака", выводы следующие - индекс нефиговый!


Изнутри все ещё увлекательней...






Торжественная дегустация как линейка на первое сентября - волнительно и немного грустно. Грустно от того что у тебя весь год расписан на перёд, А волнительно потому как шкурой чувствуешь множество внезапных не совсем приятных изменений в твоей уютной детской жизни, предстоящих в этих длинных коридорах казенного дома... Но впрочем вернемся к нашим гамбургерам. Предчувствия меня обманули, бургеры были умопомрачительно вкусны, сочны, хрустящи и божественно красивы, как может быть красива еда, которая правильно скомпонована, приготовлена и подана на красивой посуде с красивыми напитками и под красивую песню...


- А ты знаешь как называется во Франции  червертьфунтовый  чизбургер? Винсент, скажи!
- Рояль с сыром.


Ботсман недоверчиво изучает внутренний мир бургера при помощи швейцарского ножа.



Чад кутежа висел над кухонным столом Фростмана...


Ботсман заказал себе футболку с собственным портретом, и приговаривал: "Если вы меня не узнаете - значит я ещё недостаточно выпил". И глумливо смеялся, вытирая салфеткой хищный, сверкающий клинок засапожника...

Есть уже не особо хотелось, но глаза требовали добавки.


Ботсман сигнализирует Фростману о резервном количестве расходников для приготовления всежих порций.


Морда кирпичом - это не актуально. Бургерфейс - мейнстрим Троещины ХХI века!


Привет Селу Глессеру из наших палестин!


Оградить бургер от остывания - вот задача, достойная смелых но ироничных циников из кулинарного кружка имени Бертольда Шварца. 


Выйдя на перекур Кравман и Картман синхронно бубнили под нос залихвацкую песенку...

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал
Что имел, не сберёг, что нашёл-потерял
Был я смел и удачлив, но счастья не знал
И носило меня как осенний листок
Я менял города, я менял имена
Надышался я пылью заморских дорог
Где не пахли цветы, не светила луна
И окурки я за борт бросал в океан
Проклинал красоту островов и морей
И бразильских болот малярийный туман
И вино кабаков, и тоску лагерей


Внезапно Кравман изменился в лице, стал зеленеть и раздуватся, тениска лопалась на плечах и груди, обнажая изумрудно-зеленую рельефную бицуху...
Издав протяжный вой, Кравман сорвав с петель входную дверь умчался в ночную промозглую даль.
В шоке, Фростман ненадолго лишился дара речи...
-Х-хххххххх-ххххххх-хххххххххх...
- Хуёво? Попытался угадать Ботсман
-Х-ххх-хххх...
-Хризолит? Невпопад ляпнул Картман
-Хл-хххх. Халк! Наконец прорвало Фростмана.
-Спасибо, кеп! Хором отозвались цыничные падонки.
Фростман раздув ноздри как арабский скакун, рванул из-за пояса браунинг образца 1900 года с гравировкой "Дорогой Фанни от Уинстона" и несколько раз выстрелил в потолок. Картман обсыпанный штукатуркой  чихнул и открыв глаза увидел Ботсмана который разухабисто пел про березовый сок размахивая в воздухе своей нижней челюстью, за шею его обнимала Ксения Собчак в сафьяновом купальнике розового цвета...

Картман зажмурился и затряс головой...

Комментариев нет:

Отправить комментарий