вторник, 7 февраля 2017 г.

Плов

- Доброе утро дети! Тема сегоднящнего урока...
-Джавдет Расимович!
Кареглазая первоклашка старательно тянула руку.
- Да, Гульнара, что хотела спросить?
- А правда, что давным-давно, Вы, Джавдет-ага участвовали в борьбе с басмачеством?
Пожилой учитель снял очки и протер стекла носовым платком, как из густого тумана память снова вырвала тяжелые воспоминания...
... ледяная корка хрустела под стальными подковками английский ботинок на высокой шнуровке, спотыкаясь и отчаянно матерясь, Картабек шел по центральной улице большого кишлака Кара-Йорик ("Черная Трещина" узб.). Который из-за своего отдаленного местоположения от центральных районов Туркестана был всегда наводнен темными личностями лелеющими коварные замыслы в своих черных душах...
Этим вечером в доме зажиточного кулака-скотовода Денмураза  ждали высокого гостя.
Постучав в калитку Картабек защел во двор.
- Ассалам алейкум, Денмураз -ага!
-Алейкум ассалам, проходи, гостем будешь.
Весь этот спектакль был разыгран для соседей, ибо заговорщики давно условились о точном времени встречи. Входя в дом гость поначалу отшатнулся от резко ударившего в нос запаха насвая и кислой капусты, но совладав с собою прошел внутрь.
- Скоро остальные подтянутся?  Уже тихо спросил Картабек хозяина.
- Ботсман и Курбаши уже на подходе.
- А Джавдет?
- А он может и не будет... сегодня. Денмураз недобро ухмыльнулся. В последнее время у него возникли подозрения, что втерся он к ним не просто так, а внедрен местной ЧК. Но уверенности не было, лишь звериное чутьё, неприятным холодком забираясь за шиворот заставляло ныть у него в под ложечкой.
Тем временем в дом ввалились двое. Долговязый чайханщик по прозвищу Ботсман, которое заслужил, свалившись с мостика в арык, когда сплевывал жеваный насвай в воду, засаленый халат надулся пузырем и подхваченный течением он проплыл почти по всей длине улицы под дружный смех жителей кишлака и улюлюканье мальчишек пришедших в восторг от такого зрелища. 
И бывший торговец зерном Искандер Крава-хан, ныне сколотивший конный отряд басмачей и очень гордившийся своим новым положением курбаши.
Крава-хан снял чапан, повесил на гвоздь в стене портупею с отполированной деревянной кобурой из-под крышки которой торчала рукоять хромированного маузера (курбаши был падок на блестящие вещи). Оставшись в суконных галифе и тонком свитере из шерсти новозеландских мериносов он стал больше походить на добропорядочного английского джентельмена из сельской местности, принимая во внимание что в целях маскировки ему пришлось полностью обрить лицо...



- Завари-ка мне чаю, черная кость. По-хозяйски прикрикнул он на чайханщика.
Ботсман суетливо захлопотал у очага.
Тем временем Денмураз и Картабек также второпях начали шинковать морковь и лук.
Ботсман успевал колоть дрова, поддерживать огонь в очаге, заваривать чай и хлопотать у казана в котором все громче начала апетитно шкварчать жирная баранина.




Крава-хан полез в сумку и достал зеленую бутылку с маслянистой жидкостью соломенного цвета. Важно надув щеки сообщил:
- Вот прислал в подарок, вместе с оружием и амуницией, мистер Черчиль из самого Лондона. И поднял вверх толстый указательный палец.
Картабек и Денмураз переглянулись и вопросительно посмотрели на курбаши.
- После захода солнца - можно. Кивнул Крава-хан. 



Изрядно захмелев после нескольких пиал с шотландским виски, курбаши порывался учить всех окружающих приемам сабельного боя и нарезки лука. 



Тем временем Денмураз натер травами седло молодого ягненка перед тем как насадить его на вертел.







Закинув рис и отхлебнув шотландского, они замерли в томительном ожидании, переводя взгляд в казана на настенные часы, в такт с их громким тиканьем.


Денмураз достал из кладовки нечно особенное, красный перец в сахаре, вкус немного необычен, но острота со сладостью необычайно пикантна.


- Скушай перчик, Ботсман будешь огнем дышать как пустынный шайтан.
- Э... зачем такое советуешь, огнем нельзя дышать, насвай  может загорется, язык совсем обожгу...


И вот...


И вот.


И вот!


Да!


Никто не догадывался что Картабек состоял в тайном обществе анонимных веганов, поэтому когда он ел седло ягненка снятого с вертела, скупые слезы жалости катились по его небритым щекам.


Захмелевшие Ботсман и Крава-хан не в состоянии что-либо говорить после начала второй бутылки сигналиризуют на языке жестов о своих кулинарно-алкогольных предпочтениях.


На улице завывал ветер. Джавдет осторожно пытался согреть дыханием посиневшие пальцы рук на которых он все это время висел на оконном карнизе дома Денмураза над обрывистым берегом ручья. Нужно было успеть до рассвета поднять эскадрон ЧОН-а чтобы накрыть всю компанию скопом. В это время из окна слышался совсем уже раскисший Картабек, который под пьяный хохот басмачей, прижав к уху пиалу громко кричал в стакан из-под виски "Барышня! Барышня, изв-в-вольте принять заказ-с-с на таксомотор!
А на востоке небо уже начало светлеть, приближался восход. Восход новой жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий