суббота, 19 ноября 2016 г.

Breaking Bad

Город лениво погружался в пятничный вечер. Уже стемнело и зажглись уличные фонари, по дорогам торопливо тянулись вереницы машин заляпанные грязными подтеками из снежной каши пополам с грязью.
На прокуренной кухне сидели Ботсман известный в узких кругах как "Дылда" и лысый бородач Картман известный в узких круга под кликухой "Стопудов" и "Фигнявойна" который зашел на огонек к Ботсману подправить спуски на своем бандитском ноже с наборной рукоятью из тисового дерева и медными заклепками.
Ботсман в майке алкоголичке сидел на табуретке, курил дешевую молдавскую сигарету и катал грязной пяткой катышек грязи по полу.
- Ну что? Спросил Картман. Опять скукотища и день насмарку?
- А давай забуримся к Фростману? Вдруг оживился Ботсман.
- Нажремся от души.
- Бухать с Фростманом? Да хай мени грець! Картман с перепугу перешел на государственный язык.
- Да не бухать тормоз, получше есть наколочки! Ботсман ехидно подмигнул и покосившись на вентиляционное отверстие в стене еле слышно сказал: "Варить..."

Пропылесосив следы от гриндера и наскоро одевшись вышли из квартиры и глумливо кривляясь попрошались с пожилой консьержкой. Озираясь и обходя собачьи закладки двинулись по погруженному в сумрак парку.
Проехав несколько остановок на троллейбусе не закомпостировав талончики, подельники спустились в подземный переход, ветер завывая гонял по бетонному коридору пустой целофановый кулек с надписью Сельпо...

Пройдя через наверное в самый заставленный ржавыми автомобилями двор на Трещине, наконец зашли в подьезд, в ноздри ударил хорошо узнаваемый запах кошачьей мочи.

Фростман известный в маргинальных кругах как "Ден-Портвешок" и "Боинг 777" молча открыл дверь и впустив прихожую заставленную для маскировки банками с консервацией подозрительно зыркнул в подьезд. Он был пуст.

Деловито сняв кепки, стоптанные башмаки и ватники они одновременно полезли в котомки.

-У тебя сколько? 
-Грамм шестьсот.
- И у меня почти килограмм. Многовато будет, может не хватить оболочки...

Прошли на кухну где опытный глаз легко узнавал плохо замаскированную лабораторию. На столешнице стоял увесистый кулек с белым как снег порошком. Небольшая горка порошка уже была насыпана прямо на столешницу.
- Чего встали хватайте посуду и смешивайте, скомандовал Фростман хриплым голосом.
Ботсман и Картман приступили к "мастырке"
- У тебя какой?
- Свиной, домашний. Гордо сказал Ботсман.
- А у меня телячий из новуса. Стараясь придать солидности сказал Картман.
- Это хорошо, но по технологии нужно три разных, встрял Фростман и добавил: - Нужно компенсировать луком. осторожно включая блендер.

Закатав рукава Ботсман начал осторожно смешивать.



Фростман в это время достал из морозильной камеры большой кусок желтоватой клейкой массы и отрезав кусок начал раскатывать его по столешнице деревянным цилиндрическим предметом, крайне опасным оружием в умелых руках.


Затем Картман и Ботсман начали распределять основной ингредиент на одноразовые дозы.

- "Проверь дозняк - потом поздняк!" Криво ухмыляясь схохмил Дылда. Все трое захохотали в предвкушении угара.


Количество доз увеличивалось в геометрической прогрессии.


В огромной чаше закипела вода, забросили первую партию.
- Ты начинай варить, а мы с Ботсманом пойдем перекурим. Сказал Фросман и недобро посмотрел из-под густых бровей. Без нас не пробуй...
- У своих не крысим. Огрызнулся Картман.

И вот первая партия сварена.

- Первый сорт! Радостно зарычал Фростман. 



Дегустировали с налетом торжественности. За окном, почуяв запах завыли дурными голосами голодные дворовые коты...


Вторая серия.



Вглядываясь в ночную темноту, задаешься вопросом, сколько домашних пельменей может сьесть среднестатистический мужчина средних лет? Ночная темнота будет хранить эту тайну вечно. У нас вышло где-то по сотне на рыло.


Комментариев нет:

Отправить комментарий