пятница, 2 июня 2017 г.

Байки из кухни. Банош

Вечерело... В скверике, недалеко от кинотеатра "Флоренция", на лавочке сидел Картман и прихлебывал светлое калушское пиво с легким цветочным привкусом. В левой руке он крутил вокруг своей оси тяжелую трость из эбенового дерева, периодически выстукивая ей по теплому асфальту мелодию бравурного марша.
Через несколько минут в проеме  подземного перехода показался круглый силуэт Портвешка.
- Йо-хо-хо, и бутылка рома! Весело напел Ден, грузно шмякнувшись на скамью возле Картмана.
- Пей и дьявол тебя доведет до конца-а-а-а!  Фальшиво пропел тот в ответ.
Послышалось чпоканье ещё одной кронен-пробки.

Оба пребывали в благостном расположении, предвкушая чревоугодничество и алкогольные излишества.
- И кто сегодня в составе бомонда? Лениво спросил Картман.
- Краппер и Штопор.
- Дылда?
- В берлоге тихарится, бушприт потек...
- Вот сопляк, тысячу якорей ему в задницу! Картман ехидно захихикал. Нет что-бы промочить горло уискариком, простуду бы как рукой...
- Да ладно, нам же больше достанется. Ден с грохотом сморкнулся на газон с молодой травкой.
Подельники допили пиво и неторопливо пошли к знакомому подъезду.

Пока подтянутся остальные, было решено  приступить к приготовлению. Плеснув на дно стаканов по паре капель яблочной ракии, они разболтали в миске магическую обмазку для свиных ребрышек. 
Ложка меда и  ложка горчицы, болгарские специи, соль. Тщательно перемешать. 



Противень застелить фольгой и промазать подсолнечным маслом.


Ребра обжарить на сковородке до появления золотистой корочки. Аккуратно нанести на ребрышки магическую обмазку и поставить в предварительно прогретую духовку.


Во время процесса, Картман составлял фотокомпозиции с кулинарной тематикой


Не отвлекаемся. Нашинковать свиного сала, репчатого лука и в той же последовательности загрузить на сковороду.


Шкварочки.


Лучок.


Гуляш-крем (лучше острый). 


+ немного (100-200 грамм) сметаны. Заправка практически готова.


Основное блюдо - болгарский банош. Прощай печень, здравствуй пузо!
Итак, берется 950 грамм сметаны. Не надо тереть грязными пальцами свои глаза, именно 950 грамм - жирной, густой сметаны. 


Вываливаем её в казанок и на медленном огне помешиваем...


Постепенно всыпаем 400 грамм кукурузной муки и помешиваем до полной готовности.


Заскрипела дверь подъезда, послышались тяжелые шаги - шаркающей походкой отставного матроса, кашляя и бормоча на кухню ввалился Краппер.
- Да вы охренели что ли? Скоро Штопор заявится, а мы ещё ни в одном глазу...
- Навоз-вопрос! Картман ловко плеснул по стаканам.
По жилам расплылась, пульсируя и обжигая маслянистая жидкость в клетчатом килте. Глаза повлажнели, физиономии стали добрыми и приветливыми, на кухне стало светлее и из форточки донеслось веселое пение птичьего хора рассевшегося на тенистых кронах фруктовых деревьев.
- Кха-кха.. Донеслось из-под окон, размахивая в воздухе руками, по двору передвигался настоящий корнейчуковский Бармалей. Обвешаный сумками, подсумками, поясными чехлами, с туго набитыми, многочисленными кармашками на пуговках, сверкая неровными рядами хромированных, полированных, вороненых и крашеных клипс спайдерок на карманах без пуговок, Штопор, он же Карлсон, он же Отвинта, он же Микитюкман являл собою смешаный образ великого Онотоле и Денни Трехо в фильме "Мачете убивает". 
Изрыгая матерную ругань и бешено вращая глазами он пинком отворил входные двери...

Тем временем, накладываем нежнейший, кремоподобный банош в тарелки и поливаем сверху заправкой.


Зайдя на кухню, он первым делом мелко перекрестил рот и опрокинул пол-стакана уискаря.
- Ух-х-р-р-р-р, хорошо пошла!
- Сергей Александрович, а теперь сразу вот эту вот штучку. Краппер пододвинул мизинцем к нему блюдечко с тоненько нарезанной, розовой как бедро испуганной нимфы, ветчиной.
- Хрыммма-а-х... Штопор отрицательно замотал головой и занюхал рукавом засаленной джинсовки, тем же движением смахивая с щетины табачные крошки и присохшую мошкару.


Посыпать кубиками брынзы и немного маринованных оливок с изюмом. Украсить зеленью.


Почувствовав внутри себя прилив бодрящего колдовства, Штопор, присел на стул, пригладил волосы на макушке и застегнул пуговицы на манжетах. Достав чистый, хоть и не глаженый носовой платок, вытер губы и спрятал его обратно - в носок на правой ноге. Неторопливо приосанившись, спросил:
- И что..., мы так и будем оперировать холодными закусками, джентльмены? 
- Хрена, Вы быстрый! Руки мыть будете?  Сказал Ден выставляя тарелки на стол.
- Щас, разбежался. Я на работе с керосином дело имею, не рассказывайте мне за микробы.


И схватив бутыль с янтарным содержимым, деловито наполнил стаканы... 
Банош таял во рту как остров Рыбачий в тумане. Брынза и оливки в сладком маринаде создавали волшебный микс солоновато-сладких оттенков вкуса. Свиные ребрышки мироточили жирком и горчично-медовой смесью, которая карамелезировавшись необычайно подчеркивала горячую свинину... 
Штопор еле успевал вклиниватся в торопливый стук ложек по тарелкам с новыми тостами, вынужденно сокращая их до одностиший, коротких как боевой клич самурая...



А-ттт, вин-та-а-а-а!!!!




Комментариев нет:

Отправить комментарий